[ПОЛИТИКА] [РЕГИОН] в фокусе [ЭНЕРГО] блок [ЭНЕРГИЯ] стиля [КОМПАНИЯ] [ОБЩЕСТВО]
 
Поиск по сайту:
 
Панель управления
     
   
•   Энергополис » 2010 год » Опасные последствия неприкрытого монополизма  
 

 
 




Опасные последствия неприкрытого монополизма
Раздел: 2010 год, Май, ЭНЕРГОблок, [КОМПАНИЯ]
 
Опасные последствия неприкрытого монополизмаЗаканчивается первая половина заключительного года периода перехода отрасли от монополии к рыночным отношениям, впереди – летние месяцы традиционного спада деловой активности и отпусков в нашей северной стране, а мы до сих пор так и не знаем, как будет работать рынок электроэнергии и мощности в следующем году. Нет, мы, в общем, знаем, что население продолжит приобретать электроэнергию по регулируемым тарифам вплоть до 2014 года, мы знаем, что остальные потребители полностью перейдут на рыночные цены, но мы не знаем, как это будет работать на практике, ведь существующая на сегодня нормативная база функционирования отрасли к такой модели просто не готова. Об этом журналу "Энергополис" рассказал Алексей Преснов, генеральный директор ООО «КРЭС-Альянс», председатель совета директоров ОАО «Колэнергосбыт», ООО «КРЭС».

Как известно, базовый документ современной электроэнергетики – федеральный закон 35-ФЗ – не предполагает государственного регулирования цен на электроэнергию для населения, в том числе и установления предельных уровней нерегулируемых цен в рамках тарифно-балансовых решений, которые и определяют региональные цены и тарифы. Федеральный закон 36-ФЗ, определяющий работу отрасли в переходный период, предполагает формирование долгосрочных договоров поставки электрической энергии ГП для населения (на период с 2011 по 2014 год) и, в общем, определяет принципы формирования цен для населения исходя из требования постепенного уменьшения разницы цен для населения и остальных потребителей. Более детально механизмы поставки электроэнергии населению закон не прописывает. Кроме того, этот закон, вообще-то говоря, прекращает свое действие уже в следующем году: переходный период заканчивается с 1 января 2011 года. В энергетическом сообществе все еще продолжаются дискуссии на тему окончания переходного периода, но специалисты отлично знают, что существует минимальный перечень документов, без которых отрасль просто не сможет нормально работать в рыночном правовом пространстве, а перспективы их скорого принятия пока весьма туманны. Это относится прежде всего к целевым правилам функционирования оптового и розничных рынков, а также ряду ключевых поправок в 35-ФЗ «Об электроэнергетике», касающихся неценовых зон.

В результате сегодня мы пока слабо представляем себе, как будут продаваться на оптовом рынке в 2011 году электроэнергия и мощность, предназначенные для потребления населением по регулируемым тарифам, как будут формироваться тарифы на рознице в условиях сохраняющегося перекрестного субсидирования и вероятного сохранения предельных уровней конечных тарифов в регионах. Но мы точно знаем, что компании Холдинга МРСК полностью переходят на RAB-регулирование, что уже само по себе резко поднимет составляющую передачи в конечной цене на электроэнергию и, соответственно, резко снизит возможности сбытов для маневра в регионах. При этом нужно помнить, что гарантирующие поставщики уже не смогут, как раньше, арифметически компенсировать экономически необоснованные тарифы для населения за счет тарифов предприятий и, как говорится, жить спокойно, в том числе и за счет прочих скрытых доходов в конечных тарифах. Во-первых, формально конечные тарифы для предприятий уже не будут регулироваться, и в условиях планируемой конкуренции на рознице такая компенсация приведет к массовому «исходу» юридических лиц от ГП к независимым энергосбытовым компаниям, а во-вторых, по новым методикам расчетов сбыты лишаются привычных дополнительных доходов, связанных с дифференциацией тарифов по ЧЧИМ и уровням напряжения.

В обсуждаемых в последний год моделях рынков эти проблемы так называемого постпереходного периода являются настолько же очевидными, насколько и не имеющими пока однозначных решений. Вместе с тем абсолютно ясно, что именно эти проблемы требуют сегодня первоочередного внимания со стороны регуляторов и органов власти и управления. Надо признать, что и сам по себе постпереходный период, вносящий изрядную долю сумятицы в процесс достижения основных целей реформы отрасли, оказался востребованным, в первую очередь из-за недопустимо низких темпов работы над целевыми моделями рынка. Во вторую – из-за заложенной в 36-ФЗ бомбы замедленного действия – нормы о сохранении регулирования цен на электроэнергию для населения еще на три года. Норма, на мой взгляд, абсолютно популистская, излишняя и непродуктивная, не приносящая населению на самом деле никакой реальной пользы. Лучше бы отдали огромные деньги, закладываемые в тариф на перекрестку, тому же населению в зарплату и пенсию, компенсации реально нуждающимся через монетизацию льгот.

Но сегодня речь о другом. В последнее время в отрасли, к сожалению, все более отчетливо проявляется опасная тенденция – не только не решать проблемы постпереходного или еще какого-либо периода, а ровно наоборот, пользуясь объективными трудностями, по сути, сворачивать реформу электроэнергетики, выхолащивать ее сущность, возвращаться назад, в махровый монополизм, прикрываемый фиговым листком имитационной конкуренции.

Речь идет, в частности, о том, что разработанная в НП «Совет рынка» модель целевого розничного рынка, многократно обсуждавшаяся со всех сторон в сбытовом сообществе, до сих пор не внесена на согласование в федеральные ведомства для принятия. Более того, в последнее время мы все чаще слышим о том, что идет разработка некоей другой модели, с другими ключевыми параметрами. По крайней мере, именно так формулирует свои цели НП «ГП и ЭСК», которое, как известно, сейчас прочно контролируется несколькими крупными сбытовыми холдингами, реализующими на этой площадке свою политику. Суть модели розничного рынка, предлагаемой этими компаниями, известна. Она заключается в том, чтобы под разными предлогами сохранить монополию ГП на рознице на необозримое будущее, одновременно расширив их полномочия за счет ряда новаций, позволяющих им более успешно конкурировать с независимыми ЭСК в части обслуживания крупных потребителей. Вкупе с лоббируемой этими же компаниями новой процедурой смены ГП картина рынка, которую мы неизбежно получим в случае реализации этих сценариев, будет выглядеть довольно печально. Потребители, не сумевшие «убежать» вовремя на оптовый рынок, будут вынуждены покупать электроэнергию исключительно у этих региональных «ГП-баронов», или у их «вассалов», неких мелких сбытовых компаний, оперирующих с позволения их сюзеренов на определенных территориях и в определенных рамках. При этом потребители сами не заметят, как изменится сегодняшняя, им привычная, сущность понятия ГП. Это уже не будет самая дешевая компания в регионе, работающая по регулируемым тарифам и для всех, она будет там, по сути, единственной, а цены на электроэнергию у нее будут «монопольно свободные». Ни о каком выборе поставщика, ни о каком «давлении» на цены оптового рынка со стороны конечных потребителей в такой модели говорить не приходится. Зато четко видны интересы и перспективы крупных поставщиков – весь денежный поток платежей за электроэнергию, да еще и с рыночной рентабельностью, не только сохранится, но и приумножится, сосредоточившись в трех-четырех компаниях на всю страну. А это, между прочим, ни много ни мало уже сегодня несколько триллионов рублей в год.

Другая модель – это первоначальная, или «оригинальная», модель розничного рынка, разработанная в НП «Совет рынка» при участии широкого круга региональных компаний, предполагающая широкую конкуренцию через фактическое обнуление статуса ГП в регионах в рамках единой ГТП. Модель обеспечивает условия для свободного перехода потребителей от одного поставщика к другому, систему ценовых ориентиров для потребителей розничного рынка, позволяющих им осознанно выбирать ту или иную политику в энергопотреблении. Такая модель с различными особенностями действует в большинстве экономически успешных стран с рыночной экономикой, контуры такой модели были заявлены и при старте нашей реформы отрасли. Потребители ожидали и ожидают, что переход на рыночные отношения в электроэнергетике будет сопровождаться не только ростом цен и тарифов, но и предоставлением им возможности реального рыночного выбора. Модель НП «Совет рынка» многократно обсуждалась, дорабатывалась и
9 апреля 2010 года была представлена в окончательном виде сообществу на специальном семинаре. Там был еще ряд неясностей, связанных с постпереходным периодом, о которых уже говорилось, но в целом модель выглядит вполне законченной и, на наш взгляд, заслуживает быть внесенной в Правительство РФ для окончательного принятия.

Ключевое отличие двух моделей, как, впрочем, и подходов к их принятию, состоит в отношении к конкуренции на рынке и степени открытости при обсуждении.

Модель Совета рынка предполагает создание полноценного конкурентного пространства на рознице и исходит в первую очередь из интересов потребителей, желающих получать электроэнергию по адекватным прогнозируемым ценам. Конкуренция в модели Совета рынка является первичной по отношению к другим атрибутам, присущим функционированию рынка электроэнергии, таким как надежность и бесперебойность. Для обеспечения надлежащих условий работы конкурентного рынка модель предполагает создание специального института регистратора или организатора розничного рынка с возможным совмещением функций оператора коммерческого учета. На первом этапе, по мысли авторов, эту роль на себя могут взять и сетевые организации.

Вторая модель отдает приоритет надежности и управляемости процесса электроснабжения, оставляя конкуренции роль вспомогательного инструмента на рынке, решающего достаточно локальные задачи, такие как снабжение электроэнергией множества мелких потребителей через квазиконкурентные розничные энергосбытовые компании, по сути выполняющие роль агентов по сбыту для региональных и межрегиональных ГП. Эти же ГП, по мысли авторов модели, сводят баланс в регионе по границам сетей ФСК, взаимодействуют с оптовым рынком и с регуляторами всех уровней, включая государственные органы.

Авторы и приверженцы второй модели говорят о том, что электроэнергия – это особый товар, что энергоснабжение – это функция, обеспечивающая жизнедеятельность государства и общества в целом, что институт ГП в нашей стране в том виде, в каком он есть сейчас, позволил сохранить надежность энергоснабжения в переходный период, доказал свою полезность и нет смысла его разрушать или девальвировать. Наоборот, по их мнению, его надо укреплять, отдавая статус ГП большим, надежным и «правильным» компаниям, имеющим финансовый и административный ресурс. Говорят они и о том, что размер сбытовой надбавки как инструмент конкуренции на розничном рынке является вторичным, если не третичным, ввиду его незначительной доли в конечной цене электроэнергии для потребителя. А потому, мол, и смысла нет разводить конкуренцию на рознице с множеством компаний, потребителю и государству важнее обеспечить доступность электроэнергии как товара и надежность ее поставки. Кроме того, говоря об укрупнении энергосбытовых компаний, организации холдингов, апологеты этой концепции указывают на неизбежность и рыночный характер этих процессов и, как водится, ссылаются на зарубежный опыт.

Действительно, на нашем энергорынке идут объективные процессы консолидации, ограничивающие и без того довольно ущербную конкуренцию в отрасли, и они на самом деле имеют рыночную природу. Еще одна грань этих процессов состоит в том, что на рынке наблюдается поглощение сбытов генерирующими компаниями, а также создание холдингов с участием поставщиков первичных энергоресурсов, генераторов и сбытов. Аналитики указывают на возможные негативные последствия, которые могут отразиться на конкурентном поведении субъектов рынка электроэнергии, если не будут приняты специальные меры по ограничению монополизма. Эта тема была подробно освещена в недавней статье доцента Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации Аркадия Трачука «Риски роста концентрации субъектов на рынке электроэнергии», опубликованной в журнале «Энергорынок» № 3 за 2010 год. Автор, в частности, указывает на существующую сегодня ограниченность конкурентных отношений на оптовом рынке в сегменте РСВ и говорит о том, что консолидация активов в сбыте,
генерации и поставках топлива ведет к еще большему ослаблению конкурентных поведенческих мотиваций энергокомпаний.

Так что же делать? Может быть, действительно конкуренция и на опте, и на рознице в электроэнергетике не так уж важна? Может быть, нам удастся найти свой, третий путь в реформировании отрасли и мы сделаем ее современной и успешной и без конкуренции?

Нет и еще раз нет. Говорят, потребителю не важна несущественная разница в цене того или иного поставщика. Возможно. Но ему важно знать, какова будет эта цена сегодня, на квартал вперед, на год вперед. Ему важны условия оплаты, ему важны условия подключения новых мощностей. Кто будет решать его проблемы? ГП, не имеющий конкурентов и рыночных мотиваций работать с потребителем? Кто будет заниматься энергосбережением или энергосервисом? ГП, для которого в условиях регулирования сбытовой надбавки важно продать как можно больше объемов электроэнергии и затратить при этом как можно меньше средств, экономя в том числе и на элементарных сервисных удобствах для потребителей? Мне могут возразить, что уже сегодня крупные сбытовые компании – ГП этим активно занимаются. Но дело в том, что сегодня они занимаются этим в преддверии ожиданий открытия конкурентного рынка в 2011 году, стараясь занять максимально удобную стартовую позицию на рынке. У них была конкурентная мотивация! Но как только крупные ГП – сбыты – достигнут своей цели и свернут шею конкурентной модели розничных рынков, мотивация тратить деньги на дополнительные офисы, call-центры, сервисы у них тут же исчезнет. Во всем мире, и у нас в том числе, рынок не работает без конкуренции. Это банально, но об этом приходится, к сожалению, сегодня говорить.

Еще одним негативным последствием непринятия конкурентной модели на розничном рынке будет массовый исход крупных и средних предприятий на опт через все возможные пути и варианты. Это будут и специальные сбытовые компании, созданные для таких целей, и всяческие сбыты по отраслевому признаку, и сами предприятия как покупатели на рынке. Не факт, что они что-то существенно смогут выиграть от выхода на оптовый рынок, но они однозначно будут туда стремиться: ведь если нет реального рынка у ГП на рознице, то тогда нужно идти туда, где он существует. Для многих из них оптовый рынок станет своего рода Изумрудным городом, где живет волшебник Гудвин, который и даст им реальный выбор, и защитит их от монополизма ГП. Но готов ли будет оптовый рынок, сам имеющий массу внутренних проблем своего функционирования, включая слабую конкуренцию, их принять? Хватит ли у рынка на всех «зеленых очков»?

Что касается консолидации сбытовых активов в руках генераторов, то это действительно объективный рыночный процесс. Генераторы не только могут, но и обязаны уделять внимание розничным рынкам, так как именно там в конечном итоге реализуется их продукция и киловатты превращаются в деньги. Не будет работоспособного розничного рынка – не будет и нормального оптового рынка, потому как рынок, он вообще-то и есть рынок, и все границы между оптом и розницей являются в значительной мере условными. Однако эти процессы рыночного объединения активов генераторов и сбытов должны находиться под пристальным вниманием антимонопольных органов, а попытки доминирования в зонах свободного перетока в генерации и в сбыте должны жестко пресекаться. Кроме того, нужно предусматривать публичную возможность заключения долгосрочных прямых договоров между генераторами и крупными предприятиями в рамках единых региональных ГТП, что автоматически будет обесценивать попытки монополизации сбытовой деятельности генераторами на рознице. Единые региональные ГТП вообще – это самое мощное оружие, поддерживающее конкуренцию. Причем в обязательном порядке необходимо вернуть в эти ГТП и предприятия, вышедшие на опт, не важно как – самостоятельно или через независимые или аффилированные ЭСК. Тот факт, что они затратили средства на АИИС КУЭ, отнюдь не мешает им быть участниками единой ГТП – они будут более точно планировать свое потребление и отклоняться на рынке по факту, а не по профилям. Отдельного разговора заслуживают и прочие компании, обслуживающие всероссийские монополии в различных регионах, для которых в свое время прописали специальные пункты в правилах розничных рынков. На наш взгляд, им нужно сказать спасибо, они свою функцию по бесперебойному и надежному энергоснабжению наших крупнейших предприятий в сложный переходный период выполнили, сами тоже встали на ноги, создали неплохую сбытовую инфраструктуру. Сегодня же, если мы желаем построить нормальный рынок, они, несомненно, должны вернуться в единые правила игры – в единые региональные ГТП. А иначе мы оставим в рознице большую монополистическую занозу, которая периодически будет нарывать и вызывать воспаление на всем рынке.

Мы обязаны принять необходимые документы и закончить начатую реформу. Потому что если мы не сумеем этого сделать, нас ждут большие проблемы в отрасли. Самым опасным негативным итогом станут обманутые надежды. Надежды всех: и самих участников рынка, и потребителей, и людей, и государства в целом. Мы опять вынуждены будем признаться себе, что не справились. Пусть это признание не будет громким, пусть мы будем имитировать кипучую деятельность и говорить на публику, что нам это просто ни к чему, мы, мол, другие – большие, сильные и независимые, что верна поговорка «что русскому хорошо, то немцу – смерть». Но в глубине души мы будем знать, что не справились, и это будет тяжелейшая психологическая травма для всего сообщества, для поколения молодых людей, поверивших в реформу, в свое будущее, в себя.

Отрасль сегодня опять оказалась перед выбором, и, возможно, даже более сложным, чем десять лет назад, когда начиналась реформа. Тогда все было ясно, как на фронте: сзади гигантская монополия, впереди – рынок и конкуренция, которые принесут отрасли светлое будущее. Сегодня все сложнее и запутаннее. Все вроде бы за рынок, но только вот понимают его сущность совсем по-разному. Как это часто бывает в жизни, многие из тех, кто тогда, в начале реформы, позиционировал себя в качестве самых стойких опричников реформы, сегодня с такой же энергией и целеустремленностью развернулись ровно в обратном направлении и оказались в рядах оголтелых проповедников монополизма. Среди них есть способные люди, достаточно молодые, и очень жаль, что они тратят свои силы, свое образование и квалификацию на то, чтобы в очередной раз отбросить нас всех назад.
Времени на раздумья уже не осталось. Пора принимать решения, причем такие, за которые потом, лет через десять, а может, и позже, не стыдно было бы отвечать. И об этом надо всегда помнить.
  • 0
 (голосов: 0)


Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
 




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Навигация
 
  • О журнале
  • Подписка и распространение
  • Рекламодателям
  • Выставки
  • Партнеры
  • Архив номеров
  • Текущий номер

    Энергополис №7-8(71-72)
    июль-август 2013


    Наш Опрос
     

    Да, нужно хоть как-то бороться
    Нет, с этим бесполезно бороться
    Нет, это зависит от менталитета


    Популярное
     
    Архив новостей
     
    Август 2013 (1)
    Июнь 2013 (9)
    Май 2013 (51)
    Апрель 2013 (50)
    Март 2013 (32)
    Февраль 2013 (42)
    Связь с редакцией
     

    (495)663-88-61

    Наши друзья
     
    Интересное
    Рязанской ГРЭС – 45 лет

    Исполнилось 45 лет со дня ввода в эксплуатацию первого энергоблока Рязанской ГРЭС ПАО «ОГК-2». Совет Министров СССР и технический совет «Мосэнерго» в 1967 году приняли решение о строительстве ...

    «Чеченэнерго» устранило нагрев контактных соединений электрооборудования на ПС «Ойсунгур»

    Электроснабжение потребителей Ножай-Юртовского, части Гудермесского и Веденского районов Чеченской Республики возобновлено в установленные сроки. Напомним, профилактические мероприятия на подстанции ...

    Страны ОПЕК+ сократят добычу нефти на 1,2 млн баррелей в сутки

    По итогам заседания ОПЕК+ в пятницу была достигнута договоренность о сокращении добычи нефти суммарно на 1,2 миллиона баррелей в сутки (из них 800 тысяч баррелей приходятся на ОПЕК). На фоне этого ...

     
    Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |  
    COPYRIGHT © 2010 МедиаЦентр All Rights Reserved.
     
    Яндекс цитирования    
     

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.