[ПОЛИТИКА] [РЕГИОН] в фокусе [ЭНЕРГО] блок [ЭНЕРГИЯ] стиля [КОМПАНИЯ] [ОБЩЕСТВО]
 
Поиск по сайту:
 
Панель управления
     
   
•   Энергополис » 2011 год » Ломать не строить  
 

 
 




Ломать не строить
Раздел: 2011 год, Январь, Февраль, ЭНЕРГОблок
 
Ломать не строитьЯ не фетишизирую все то, что происходило в Советском Союзе, но должен без всякого преувеличения сказать, что с качеством изготовления продукции все обстояло совсем не плохо. Да, мы отставали в части производства электроники и машинотехнической продукции, хуже был дизайн, упаковка не шла ни в какое сравнение с тем, что делалось на Западе, но качество изготовления было вполне приличным. На плановую экономику отлично накладывалась аттестация продукции по трем категориям. Говорю об этом как участник разработки постановления правительства и целого шлейфа последующих документов уже теоретического характера, в которых было четко прописано: вся продукция должна быть «разложена по категориям». Первая категория – продукция, по своему техническому уровню и качеству изготовления соответствующая высшим мировым достижениям. Вторая категория – продукция, отвечавшая нашим стандартам, то есть отвечавшая современным потребностям общества. И наконец, третья категория – продукция, не соответствующая стандартам и не удовлетворяющая потребителей.
Для того чтобы стимулировать сокращение производства устаревшей продукции и поощрить изготовителей продукции высших достижений, был разработан экономический механизм: для первой категории налоговые преференции, для третьей – изъятие прибыли. Стало быть, производить продукцию третьей категории становилось нерентабельно, и производитель был вынужден либо модернизировать производство, либо перестать производить невыгодный продукт.
Идея была отличная, но все лопнуло, потому что Госстандарт СССР не в силах был организовать нужное количество комиссий собственными силами. Поэтому формирование комиссий было отдано на откуп общесоюзным и республиканским министерствам, и, как только это произошло, между ними началось соревнование, у кого процентная доля продукции высшей категории больше. И, как только пошло соревнование, все это кануло в Лету. Но идея была хорошая, ГОСТы были обязательными, в Уголовном кодексе была 158-я статья, предусматривающая от 3 до 5 лет наказания за неоднократный выпуск продукции, не соответствующей стандартам и техническим условиям. Осуществлялся интенсивный контроль за производителями, во всех отраслевых министерствах были главные инспекции по качеству, которые работали очень активно. В министерствах торговли союзных республик были организованы инспекции по качеству, они занимались и торговыми организациями, и продукцией, которая находилась в сети. Была инспекция Министерства внешней торговли, были военпреды, которые тоже занимались экспортной продукцией. И наконец, была сформирована очень мощная система государственного надзора Госстандарта СССР. В рамках этой системы во всех городах Советского Союза были созданы и работали государственные лаборатории, контролирующие соблюдение требований стандартов и ТУ.
– Лев Арнольдович, расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша деятельность в Госстандарте.
– Я пришел работать в Госстандарт в марте 1965 года после работы на заводе, а в январе этого же года вышло постановление правительства об усилении работы по стандартизации, в котором было прописано положение об организации государственного надзора за внедрением и соблюдением стандартов и качеством продукции. Мне было поручено разработать необходимые организационные и методические документы, регламентирующие всю надзорную деятельность, и организовать практическую деятельность лабораторий госнадзора. И мы раскрутили в короткие сроки всю эту мощную систему. В чем были ее особенность и преимущества перед другими инспекциями? Они были ограничены рамками отрасли или номенклатуры продукции, были вынуждены, получив сигнал, все бросать и мчаться на объект. Мы же выбирали, чем заниматься, что, на наш взгляд, было наиболее остро и важно для народного хозяйства в данный момент.
Основной формой организации была так называемая комплексная проверка. Например, мы хотим проверить качество тракторов, выпускаемых в Советском Союзе, – но начинаем не с тракторов, а с машино-тракторных станций, ремонтных предприятий. Нас интересовало в первую очередь, с какими дефектами попадают туда машины прежде всего. Потом мы проверяли заводы, делающие двигатели, гидравлику или траки для тракторов. И, собрав все это дело, шли на завод – изготовитель тракторов. Таким образом, мы получали достаточно объективную картину того, что происходит с машинами на самом деле, что сдерживает повышение их технического уровня и где слабое звено. В том числе мы видели и недостатки стандартов. Наши доклады направляли в правительство, рассматривали на коллегии, велась активная, большая работа. Каждый квартал правительство специально рассматривало эти вопросы, что в совокупности давало приличный эффект. Несомненно, имела место тенденция неуклонного повышения качества продукции, выпускаемой в стране.
Теперь переходим к сегодняшнему дню. Ну, во-первых, с выходом Федерального закона «О техническом регулировании» стало ясно, что государство самоустранилось от ответственности за качество продукции. Этим законом оно как бы послало всем сообщение: «Я отвечаю за безопасность, определяю обязательные нормы, привлекаю к ответственности за нарушения, контролирую. А качество – это вы разбирайтесь сами». Стандарты необязательны, уголовная и административная ответственности упразднены, ничего нет, и в условиях нашего, можно сказать, пока еще дикого рынка приобретатель остался один на один с поставщиком. Ему не к кому обратиться, если что-то не так. По закону все показатели продукции делятся на обязательные – это показатели безопасности, а остальные показатели, включая надежность, производительность, ремонтопригодность, экономичность и др., не являются таковыми и исполняются добровольно. Обязательной сертификации подлежат только показатели безопасности. Важно отметить, что еще со времен действия Закона «О сертификации» у подавляющего числа не просто обычных граждан, а специалистов создалось ошибочное представление о том, что сегодня единственный легитимный способ оценки соответствия – это сертификация.
– На самом деле это не так?
– Конечно нет. Форма оценки соответствия товара предъявляемым к нему требованиям может быть любой. Но она должна быть надежной и минимизировать риски покупателя. Сертификация совершенно не говорит о том, что данный продукт хорош на сто процентов. Наличие сертификата не гарантия того, что вся продукция качественная, соответствует установленным нормам и требованиям. Ведь как проходит сертификация? Берут образцы продукции, в лучшем случае проводят испытания, проверяют состояние производства. Да, испытанные образцы соответствуют нормам, производство имеет все возможности, чтобы обеспечить продукцию тем качеством, которое показывает испытанный образец. А что будет дальше, это никому не известно. До сих пор абсолютная масса людей пребывает в заблуждении на эту тему.
– Что, на ваш взгляд, нужно делать, чтобы потребитель понял, что сертификация на самом деле не панацея и не гарантия стопроцентного качества?
– Первый шаг – нужно понять сложившуюся ситуацию, нужно, чтобы каждый приобретатель продукции и услуг мог четко формулировать требования к той продукции (услуге), которую он приобретает. Второе – нужно знать и понимать, что приобретатель вправе назначить такую форму предварительной оценки соответствия приобретаемой им продукции, которая, по его мнению, адекватна его рискам в случае приобретения изделий, не отвечающих его требованиям. Например, если я знаю про этого поставщика, что с ним давно работают, никаких вопросов к нему не возникает, то для меня достаточно документов, подписанных начальником ОТК этого завода. В другом случае мы знаем, что поставщик работает нормально, но периодически меняет смежников, тогда плюс к вышеназванному документу нужны протоколы периодических испытаний…
Я хочу сказать, что оценка соответствия – это не обязательно сертификация. Повторяю, выбор формы оценки соответствия зависит от степени риска для приобретателя, связанного с тем, что он может купить некачественную продукцию или ему окажут услуги такого уровня, что у него все будет рушиться, обваливаться или гореть. Он должен понимать, какова степень риска и в зависимости от ситуации назначать форму оценки соответствия, адекватную этим рискам. Заказчик может заявить: «Я никому не доверяю, я сам буду проверять каждое изделие». Хотя это, конечно, крайний случай.
Но хочу обратить ваше внимание вот на что. Например, в работе с энергетиками выяснилось, что они зачастую не знают, какие требования нужно предъявлять поставщику и как их правильно формулировать.
– Для энергетика это довольно сложная вещь. Если энергетик покупает на Западе мощный трансформатор, то в нашей стране его просто невозможно испытать. Получается, что в данном случае покупатель априори вынужден доверять продавцу? Или он может требовать какие-то документы?
– Не только может, но и должен. У западных фирм система сертификации хотя и совсем другая, но есть. У поставщика, а нередко и в проектах, заключаемых соглашениях имеется информация о том, какие испытания для данного вида оборудования были проведены, есть соответствующая маркировка. Но покупатель должен понимать, что именно подтверждено документами, это важно для него самого – понять, уметь оценить и посчитать свои риски, проще говоря, понять, чем для него все может окончиться, и в зависимости от сделанных выводов тратить средства, и если нужно, то платить дороже.
Рассмотрим простой пример. Мы хотим провести линию электропередачи. Мы можем купить старые, проверенные временем опоры, которые используются уже тридцать лет, известны все их достоинства и недостатки. Есть возможность приобрести новые опоры с совершенно фантастическими свойствами, но пока никому не известно, как они будут вести через пять, десять лет. Где выход из этой ситуации? Я как покупатель должен сформулировать требования, согласно которым потенциальный поставщик должен провести рейтинговые, сравнительные, ресурсные – в общем, те испытания, которые нужны в данном конкретном случае. Поставщик должен предоставить все документы, и только после этого решается вопрос о заключении договора. Поставщик, в свою очередь, может сказать: «Господа, у меня также есть требования к опорам. Есть ГОСТ, и моя продукция соответствует его показателям». В такой ситуации третья сторона может подтвердить, что продукция соответствует сертификации.
– Видимо, должна быть сформирована специальная комиссия?
– Нет, комиссия не нужна. Сертификацию проводят независимые органы по сертификации, зарегистрированные в установленном порядке в Госреестре. Орган по сертификации должен не только убедиться, что эти опоры действительно соответствуют ГОСТу, а производство способно обеспечить стабильность качества своей продукции, но и не реже раза в год проводить инспекционный контроль. В принципе, если руководитель – профессионал и несет ответственность за то, что происходит на производстве, то он будет платить за то, чтобы инспекционный контроль производился ежеквартально. Да, это скажется на себестоимости продукции, но зато в итоге ничего не упадет и не оборвется.
В связи с темой нашей беседы я не могу не вернуться к закону
«О техническом регулировании», который вырос из федеральных законов о сертификации и стандартизации. Главный посыл разработчиков, мотивировавших причины создания этого закона: нужно сделать стандарты необязательными, потому что обязательные стандарты являются техническим барьером для международной торговли, поэтому мы не можем вступить в ВТО. На самом деле это абсолютно не соответствует действительности, потому что есть специальное соглашение стран – членов ВТО о технических барьерах в торговле, в котором говорится, что страны действительно должны содействовать тому, чтобы были созданы все условия для торговли, но при этом каждая страна имеет право защищать себя от некачественной и опасной продукции. Единственное условие: ограничительные нормы требования должны быть приняты только на государственном уровне. Почему это было сделано? Потому что потенциальный продавец, поставщик должен знать условия, с которыми он столкнется, поставляя продукцию. В Советском Союзе ГОСТы утверждались органами центральной власти. Затем, в постсоветской России, решили сертифицировать продукцию только с точки зрения безопасности, но и тогда еще правительство не ленилось и с подачи Госстандарта выпускало каждый год подробный перечень продукции, подлежащей сертификации.
– И хотя эти технические регламенты задумывались как руководство к действию, на самом деле они таковыми не являются.
– Яков Ефимович Парций, заслуженный юрист, бывший начальник Управления нормативных актов Госстандарта СССР, написал статью «Что делать с законом «О техническом регулировании»?». По его мнению, реализация закона привела к массовым необоснованным отступлениям в проектах техрегламентов от общепринятых стандартов, норм и правил – отечественных и зарубежных. Разработаны и внедрены стандарты, искажающие основной принцип демократии товарообмена – право выбора потребителем товара по объективным показателям. Закон вызвал существенный конфликт интересов товаропроизводителей и потребителей продукции, так как производитель (поставщик, продавец) продукции может теперь сам разрабатывать обязательные для себя требования, а техрегламенты не решают государственных задач, а отражают интересы определенных группировок.
– Получается, что надо организовать сегодня ликбез для тех, кто занимается и производством, и закупкой для крупных компаний? Нужна грамотность в сфере технического регулирования и понимание стандартизации и сертификации.
– Конечно. И повторюсь: и те, кто заказывает продукцию, и те, кто ее производит, должны уметь сформулировать свои требования четко, ясно, должны уметь оценивать собственные риски и сообразно этим рискам назначать формы оценки соответствия. А закон «О техническом регулировании» в этом вопросе вообще не помощник. Он требует существенной доработки. Ведь если смотреть с точки зрения стандартизации, даже в оборонной промышленности перестали придерживаться стандартов! Мы должны сегодня бить во все колокола, говорить о том, что в экономику должна вернуться нравственная составляющая. Мы сегодня наблюдаем полное отсутствие в законодательстве приоритетов социальных ценностей, а ведь это разновидность угрозы юридической безопасности человека в нашей стране. Разговоры о модернизации никогда не перейдут в стадию дел, если ситуация в корне не изменится и государство вновь не возьмет на себя ответственность и смелость отвечать за качество и безопасность всего, что производится в России.

Беседовал Алексей Иванов
  • 0
 (голосов: 0)


Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
 




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Навигация
 
  • О журнале
  • Подписка и распространение
  • Рекламодателям
  • Выставки
  • Партнеры
  • Архив номеров
  • Текущий номер

    Энергополис №7-8(71-72)
    июль-август 2013


    Наш Опрос
     

    Есть и все устраивает :)
    Немного есть, но не устраивает их яркость или цветовая температура не комфортная :(
    Немного есть, но не устраивают их габариты (они не помещаются в плафон от светильника) :(
    Немного есть, но не устраивает их дизайн (люстра с ними не смотрится) :(
    Нет, но в будущем обязательно обзаведусь :)
    Нет, потому что меня не устраивает их цена :(
    Нет, потому что я опасаюсь отравления парами ртути и проблем с утилизацией :(
    Нет, потому что я опасаюсь за свое здоровье :(
    Нет и никогда не будет (куплю 10 000 ламп накаливания и хватит до старости)!
    Предпочитаем использовать энергоэффективные галогенные лампы :)


    Популярное
     
    Архив новостей
     
    Август 2013 (1)
    Июнь 2013 (9)
    Май 2013 (51)
    Апрель 2013 (50)
    Март 2013 (32)
    Февраль 2013 (42)
    Связь с редакцией
     

    (495)663-88-61

    Наши друзья
     
    Интересное
    Торговый дефицит Украины вырос до $5 млрд

    В январе-августе 2018 года украинский импорт был на 16,1% больше, чем годом ранее. Отрицательное сальдо выросло до пяти миллиардов долларов. Внешний товарооборот Украины в январе-августе этого года ...

    Насалик будет курировать департамент ядерной энергетики Минэнерго, Близнюк — заведовать нефтегазом и электроэнергетикой

    Министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик приказом №497 от 28 сентября 2018 года перераспределил полномочия между своими заместителями и государственным секретарем. Согласно ...

    Белоярская АЭС вывела на номинальный уровень мощности энергоблок № 4 с реактором БН-800

    Энергоблок № 4 с реактором БН-800 Белоярской АЭС возобновил работу по завершении плановых мероприятий по перегрузке топлива, техническому обслуживанию и профилактическому ремонту оборудования, и 16 ...

     
    Главная страница   |   Регистрация   |   Добавить новость   |   Новое на сайте   |  
    COPYRIGHT © 2010 МедиаЦентр All Rights Reserved.
     
    Яндекс цитирования    
     

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.